Последние публикации
Друзья сайта
Пришло время подключить новые ТВ каналы! - один из лучших вариантов! Рекомендуем!

Давно мечтаете о теплом поле в доме? от лучших специалистов здесь. Рекомендуем!

Из жизни звезд

Неожиданный подарок

Неожиданный подарок

Вечером 7 марта Оксана Степановна уже могла уйти с работы домой: завтра у нее день рождения, юбилей — 50 лет. Но уходить почему-то не хотелось…

Оксана уже очень давно встречает этот день в одиночестве. Отключает телефон, закрывается в своей комнате и спит, витая в ярких и счастливых сновидениях. Из раза в раз сны возвращают Оксану в ее детство и юность: лето, пряный аромат цветущего куста бузины и поляна, усеянная ромашками.

В деревне, где проживали ее бабушка Оля и дед Матвей, Оксана проводила каждое лето. Вот и сейчас Оксана Степановна — заведующая клинической больницей, кандидат наук — каждый год хоть на пару деньков, но приезжает в дорогие сердцу места. Да, здесь все изменилось: на месте вековых сосен и дубов новые посадки. Вместо домика лесника — громадные строения лесного хозяйства. Незнакомые люди. Но куст бузины все на том же месте. И все те же столь любимые ею ромашки…

Пропуск для незнакомца

В больнице в этот вечер было спокойно: ходячие больные перед праздником отпущены по домам, тяжелые лежали в палатах. В ординаторской коллеги устроили маленькое застолье с чаем и тортом.

Оксана Степановна, устав от разговоров, вышла в холл и присела на диванчик. Но побыть одной не получилось: уже через минуту рядом оказался Миша Гаврилов. Медицинский персонал его хорошо знает: он в больницу частенько ложится. В свои 40 лет, несмотря на хронический лимфолейкоз, Михаил Константинович выглядит молодцом. Начитан, занимался атомной энергией, кандидат наук. Притом весьма красивый мужчина. На месте усидеть не может, с капельницей ходит по коридору. На болезнь, которая неумолимо подступает, махнул рукой, отшучивается и балагурит. «На чем только держится этот сильный духом человек?» — подумала Оксана Степановна. Но ее мысль была прервана быстрой речью Гаврилова:

— Оксана Степановна, голубушка, пропустите ко мне моего дядю. Из Москвы прилетел, генерал-лейтенант дорожных войск. Большой человек! Он единственный мой родственник.

Симпатичный, как увидите, сразу влюбитесь. Обычно я к нему спускаюсь в вестибюль для посещающих, но куда мне с капельницей? Пропустите его, пожалуйста. Мне ведь положены близкие для ухода? Жены мои все разбежались. Ну, позвоните на проходную, карантин ведь окончен. Вы знаете, как умерла его жена, теперь он один- одинешенек. Представьте себе, она была старше его на 14 лет. Особой любви у них не было. Всю жизнь ревновала его к первой любви. А знаете, я вас все-таки сосватаю… Ну, пропустите его. Хотите, на колени встану? Он там, внизу с огромным букетом гербер — это почти что ромашки, только большие. Мне даже кажется, что он для вас, Оксана Степановна, подарочек приготовил…

У нее трепыхнулось сердце. Вспомнила, что каждый раз, когда Михаил находился на плановом лечении, у нее на столе оказывались пять розовых гербер. «Каким образом он пробирается в кабинет?..» Выписала на сестринском посту пропуск на имя Гаврилова Е.Е., позвонила на проходную и ушла к себе в кабинет.

Лесная фея

…В марте 1976 года ей исполнилось шестнадцать. Она закончила девятый класс с отличными оценками и перешла в десятый. Сразу после школы-интерната родители геологи, большую часть времени проводившие в разъездах, отправили дочурку к бабушке и дедушке в деревню, вот и сейчас отыскивают нефть в Сибири.

Всего за год Оксана из гадкого утенка превратилась в настоящую красавицу. На нее заглядывались даже старшеклассники, но она держалась дичком, проводя свободное время за книгами: женские романы уводили ее в мир волшебной любви, и девичье сердечко томилось от сладких предчувствий.

В тот удивительный день, когда солнце клонилось к закату, она долго-долго сидела на пенечке, у куста расцветающей бузины, касаясь ногами ромашек. Неожиданно кто-то тронул ее за плечо.

Ради Бога, не пугайтесь, девушка, милая. Помогите мне найти дорогу. Я, по-моему, заблудился. Пошел прогуляться по лесу после обеда, а леший меня путает, — перед ней стоял старший лейтенант, черноволосый, чернобровый красавец. — Наша часть на маневрах в ваших местах. По-видимому, где-то здесь, недалеко, а дело уж к ночи. Ну, что же вы молчите, лесная фея? Спасайте защитника Родины.

— Как вас зовут? — побелевшими губами спросила Оксана.

— Евгений.

— Сейчас, сейчас я провожу вас. Я знаю, где военный лагерь, где ваши палатки.

Он благодарно склонился к ее руке и ласково поцеловал моментально взмокшую от волнения розовую ладошку.

Оксану обдало волной необъяснимого жара, как будто тысячи молний пронзили ее тело, и она поняла, что вот-вот потеряет сознание.

Он подхватил ее и на секунду прижал к себе.

— Да что же вы так пугаетесь? Я вас не съем и даже не укушу. Давайте я подарю вам эти чудесные цветы.

— Не надо их срывать, — почему-то очень строго сказала Оксана. — Пойдемте быстрее, наверное, вас уже потеряли, она крепко схватила его за руку и повела за собою.

Молча дошли до границ военного лагеря.

— Скажите, лесная фея, как хоть зовут вас?

— Оксана.

— О, Боже! Какое прекрасное имя — Оксана, Оксана…

Она отпустила его руку, повернулась и уже бежала прочь, но его голос догнал ее:

— Я буду ждать тебя, Оксана, завтра, ровно в 16 часов.

На следующий день, еле-еле дождавшись назначенного часа, Оксана мчалась по лесу с распущенными волосами цвета спелой ржи. Он так бережно носил ее на руках, так нежно целовал. И только через несколько недель их тайных встреч, когда страсть готова была соединить их тела, он вдруг сжал искусанные ее поцелуями губы и, отстранившись, прошептал:

— Я люблю тебя, моя фея. Люблю больше жизни, каждая клеточка моего тела желает тебя. Но ты еще очень молода. Я хочу пойти к твоим родителям и попросить твоей руки. Я хочу жениться на тебе. Я хочу от тебя детей.

— Мне восемнадцать, — неожиданно для себя соврала Оксана, — а мои родители очень далеко. Мы все решим потом, — и она набросилась на него, словно тигрица.

А дальше… Дальше были еще встречи, когда слова не нужны.

Но однажды он не пришел: их часть направили в Венгрию. Не успел даже сообщить своей любимой, а она так и не спросила его фамилию.

Долгие военные маневры

В середине сентября директор интерната, в котором училась Оксана, вызвала девушку к себе и объявила, что она уже послала срочную телеграмму ее родителям, они вот-вот приедут.

— Ты беременна, моя девочка, — заявила директриса перепуганной Оксане.

— Читала твой дневник, прости, дорогая, пришлось обыскать твой шкафчик. Пока молчи, никому ни слова. Я очень тебя люблю и не осуждаю. Просто пришло твое время любви.

Примчались родители. Мама плакала ее дочь так быстро повзрослела. А отец был счастлив: любимая доченька подарит ему внука!

…Неожиданный телефонный звонок выдернул Оксану Степановну из нахлынувших воспоминаний.

— Мамуля, ну что ты задерживаешься, ведь мы все тебя ждем! Сейчас я за тобой заеду, собирайся.

— Да-да, приезжай, я уже освободилась.

И тут раздался робкий стук в дверь:

— Разрешите войти?

Стройный пожилой мужчина стоял на пороге с букетом восхитительных розовых гербер. И правда, до чего на ромашки похожи!

— Простите, я к вам, мне нужно поговорить о своем племяннике. Уделите мне, пожалуйста, пару минут.

— Садитесь, пригласила она его, взяла цветы, поставила в вазу. Руки у нее дрожали. Она узнала своего Евгения сразу, как только увидела на пороге. Он мало изменился, только поседел и как будто не постарел, а лишь возмужал.

Он не смотрел на нее. Глядя в пол, нервно теребил свои ухоженные белые руки и молчал. А потом вдруг вскинул на нее все еще молодые глаза и… зарыдал.

— Это ты, ты, моя лесная фея, я нашел тебя!

Оксана прижала его седую голову к своей груди и тоже заплакала.

— Мама, это что еще за ненаписанная картина неизвестного художника? Какое-то семейное слезотечение!

— Женечка, ты всегда был очень понятливым сыном. Картина называется: возвращение твоего отца Гаврилова Евгения.

— Долго же продолжались военные маневры! — расхохотался сын.

— Да-да, очень долго, но теперь он наш, и я надеюсь — навсегда.

Оставить комментарий

*