Последние публикации
Друзья сайта
Не знаете какую электронную сигарету выбрать? - один из лучших вариантов! Рекомендуем!

Давно мечтаете о теплом поле в доме? от лучших специалистов здесь. Рекомендуем!

Из жизни звезд

Владимир Фекленко

feklenkoПо признанию Владимира, попасть в сериал «Кураж» для него оказалось просто: сценарий, пробы, утверждение — ничего особенного. «Трудности начались позже на площадке, — рассказывает актер. — Была непростая съемка в автобусе после скандала моего героя с Галлой (ее сыграла актриса’ Александра Волкова. — Ред.). Именно этот случай способствовал их разрыву. Внутри ужасно тарахтевшего и вонючего автобуса у нас была сцена с Игнатом Акрачковым, тема — переживания моего персонажа из-за этой ссоры. Я хотел внести изменения в текст, чтобы все звучало по-другому, простодушнее, что ли… Но Стефанович (режиссер картины. — Ред.) правок не принимал. Он говорил: «Послушай, это кино», «В сценарии все золотом по мрамору». Мы даже сделали магниты на холодильник с его высказываниями и подарили всей группе».

Как тебе кажется, ты похож на Стефановича в молодости?
Не очень. У меня нет такой уверенности в себе. В работе я ценю сомнения и споры, в которых порой рождается ну если не истина, то какая-то более неожиданная, нетривиальная правда. В отличие от меня Стефанович всегда четко знает, чего хочет.

А как тебе давались съемки откровенных сцен? Масса же народа на площадке.
Любовная сцена на крыше Исаакиевского собора, которую показали в первой серии, на самом деле снималась в последний день. К этому моменту у меня уже была череда поцелуев разной степени откровенности. Знаете, с опытом приходит и раскрепощенность. В первый раз неловко, во второй — тоже не комильфо, кажется, что выглядишь смешно, а потом, что называется, привыкаешь… Мой друг-режиссер однажды сказал об артисте, который пришел к нему на пробы, так: «Ему удался голливудский поцелуй». Очень уж понравилось исполнение. Я этот момент запомнил и попытался тоже попасть в точку. Может, он меня тоже теперь похвалит? (Улыбается.)

Ты читал рецензии на картину? Прямо- таки неутешительные…
Один журналист так описал фильм: «Это жанр абсолютно авторского кино. Режиссер Стефанович снимает по книге Стефановича Стефановича в роли Стефановича в фильме о Стефановиче». Стопроцентное определение картины. Да, у нас были разногласия, мне хотелось видеть некоторые сцены в ином ракурсе, но моя работа заключается в другом… Получилось как получилось.

АРАБСКИЕ ЗАКОРЮЧКИ

Ты с детства мечтал стать актером?
Нет. Мама (актриса Наталья Фекленко. Реп,) хотела вырастить дипломата, и я учил английский, французский, арабский. Вначале мне казалось, что писать арабские закорючки просто. Не тут-то было! Эго чистой воды каллиграфия. Но учился я хорошо, правда, не всегда было интересно. Ситуация отягощалась влюбленностью. Хотелось вечером кдевушке поехать, а не через всю Москву на историю религии пилить. А еще у меня на уме был футбол.

То есть ты вышел из группы желающих обрести престижную профессию?
Точно! Помню, один парень ходил с сумкой, которую однажды попросил подержать. У меня чуть плечо не сломалось! У него с собой было 25 толстенных томов! Это меня потрясло. Хотя я сам люблю книги. В детстве мама читала мне пьесы Шекспира. А в 7-м классе нам задали выучить монолог «А судьи кто?» из «Горе от ума». И мама стала подробно разбирать всю пьесу. Рассказывала о спектакле в Театре сатиры с Мироновым, а потом говорит: «А выучи- ка лучше монолог «Не образумлюсь… виноват». Пришлось браться за дело… А еще я участвовал в школьных концертах, проводил время за кулисами театра. Не могу сказать, что любил это… Но запомнил.

Кажется, ты и в училище попал, как Чацкий, — с корабля на бал.
Пришел туда спустя месяц после начала учебного года. Почему? Поступал на подготовительные курсы, прочел перед педагогом стандартные вещи, да и забыл об этом… А потом она позвонила маме и предложила мне показаться худруку Михаилу Борисовичу Борисову, поскольку на первом курсе был недобор мальчиков. Я пришел, хотя ни петь, ни танцевать не мог, увлекался только спортом. Но повезло. Узнав, что я центральный защитник, худрук спросил, за кого болею. «За московский «Спартак». Он удовлетворенно кивнул. Мы оказались болельщиками одной команды. Так я стал вольнослушателем. Правда, вскоре выяснилось, что я ничего не знаю о профессии. Например, дали задание — пройти словно по щиколотку в воде. Иду, иду, а потом оборачиваюсь и говорю: «А я правильно делаю?» Это все равно что посреди спектакля обратиться к зрителям: «Я сейчас нормально сказал?»

ПОД ПРИКРЫТИЕМ

У тебя знаменитый дедушка — военный атташе Владимир Фекленко…
Да. Дедушке было всего 16, когда началась война. Он ушел на фронт вместе с отцом, значился адъютантом. А потом отец отправил его доучиваться. Дедушка поступил в танковое училище. Сам. Он никогда и нигде не говорил, что его отец тоже военный. Потом отправился в дипломатическую академию. Но на самом деле это было…

ГРУ, что ли?
Да! Мое детство сопровождалось историями об уходе от слежки, тайниках. Я знал абсолютно все тонкости проведения операций. Что нужно делать, как были замаскированы тайники в Центральном парке, как дочка и жена становятся прикрытием… Дедушка проводил очень крупные операции, к примеру вывод из страны двух нелегалов, которые были под колпаком у ЦРУ. А рассказчик дед невероятный! Все это актерство и у мамы, и у меня от него.

Почему же ты не пошел по его стопам? Да, я любил китель надеть, на листочке планы почертить, танки… Но понимаете, туда так просто не берут. Сначала надо стать кадровым офицером. К тому же театральный мир оказался…

Доступнее?
Именно! Я бросил МГИМО, когда понял, что мне не хочется напрягаться. Это все так сложно! А вот с актерской профессией было по-другому: я знал, что все получится.

Легко поступил, учился отлично, окончил с красным дипломом. Хотя это ничего не решает, только тешит самолюбие. Потом случился облом — меня никуда не брали. Ни в один театр. И тогда я пошел работать по блату в команду военнослужащих Театра Российской армии. Там служили Домогаров, Певцов, Меньшиков… Убирался в театре, мыл окна, вестибюли, таскал декорации, участвовал в массовке. Мы все с чего-то начинаем… «Глухарь» стал моей «Бригадой», а в «Кураже» я сыграл первую главную роль. Дай бог — не последнюю!

Оставить комментарий

*