Последние публикации
Друзья сайта
Не знаете какую электронную сигарету выбрать? - один из лучших вариантов! Рекомендуем!

Давно мечтаете о теплом поле в доме? от лучших специалистов здесь. Рекомендуем!

Из жизни звезд

Юрий Стоянов — интервью

stojanovОн долго искал свою семейную и профессиональную гавань. И путем проб и ошибок нашел ту женщину и того друга, с которыми у него было полное совпадение во всем.

Он поэт и певец, актер и телеведущий. Если Стоянов в кадре — значит, шоу будет захватывающе ярким, остроумным, небанальным и веселым. Достигнув зрелости в возрасте и почестей в профессии, 56-летний Юрий Стоянов откровенно рассказывает о маневрах судьбы в одной отдельно взятой актерской жизни.

Юрий Стоянов биография

Юрий Николаевич, у вас ведь чисто болгарская фамилия? А вы — практически коренной одессит?
Болгары охотно женятся на русских… И это правильный выбор. В Болгарии ведь матриархат, там в семье женщины все решают, вот мужчины подспудно и тянутся к русским.

Да, наши мудрые женщины умеют прятать свое главенство, декларируя: муж — голова, а жена — шея.
И это замечательно! Мне повезло, я родился в правильном месте, в правильное время, в правильной семье и получил правильное воспитание. В нашей семье всегда был культ работы, выше ее не было ничего. Именно отношение к делу определяло все остальное: круг общения, устремления моих родителей. И я рос и учился жизни в среде их коллег. Отец — врач-гинеколог, по этому поводу в семье шутили, что он «работает в органах». Мама — учительница, преподавала украинский язык и литературу. И я очень люблю украинский язык, могу свободно говорить, но без практики не говорю, чтобы не коверкать. Вся жизнь моих родителей проходила на работе, никакого отдыха, досуга, увлечений на стороне. После института отец, Николай Стоянов, мог остаться в аспирантуре, но выбрал самое захолустное село Бородино под Одессой, где женился, а позже там я появился на свет.

В выборе профессии кто из родителей вас поддерживал?
Они оба сделали самое главное: не мешали. Во всем не мешали, даже еще в мои школьные годы, хотя мама была завучем, а потом и директором. А вот сказать, что я им доставил массу хлопот, — ничего не сказать.

Говорят, в школе и в институте вас звали пижоном. Не случайно?
Звали. Только пижонство бывает разным. Мое заключалось в том, что я чаще многих стирал рубахи и гладил брюки. А посещая родную Одессу, обязательно бегал на так называемый толчок — рынок, где продавались заграничные вещи, что привозили наши моряки. Я покупал, что мог, на сэкономленные деньги. До определенного возраста мне было очень важно, как я выгляжу, как одет. При этом я не был сытым, обеспеченным человеком. Но когда меня спрашивали, как я живу, всегда отвечал, что живу хорошо и всего хватает. Это такое чувство достоинства: зарабатывая десять рублей, надо выглядеть на сто. В этом такая наша «одесскость».

Вы сами свою судьбу «ковали», без родительских подсказок?
Вообще решения я принимал сам, а расхлебывать приходилось всей семьей. Женился рано, безответственно и с серьезными последствиями для окружающих… До меня в нашей семье никто не слышал о разводах. Отец был однолюбом, обожал маму. Хотя я, конечно, потихоньку таскал у него специальную литературу и, «просвещая» сверстников, в свое время фантазировал, как это отец в своем кабинете постоянно смотрит на голых женщин? Но для него они были лишь пациентками. А моя семейная жизнь складывалась так, как она и должна была складываться у человека непрогнозируемого, очень влюбчивого и искреннего. Долгострой — это не для меня. Никогда не умел крутить романы: влюблялся и женился. К сожалению, за мои грехи наказан не только я. Мама очень страдает, потому что не может видеть старших внуков Колю и Алешу и их детей. А у меня ощущение, что я имею сыновей, а вот у них отца нет. Это мои ошибки, моя боль…

Юрий Стоянов личная жизнь

У вас за плечами три брака. Какие качества вас притягивают в женщинах?
Я человек не формулировок, но чувств. Абсолютно доверяю первому впечатлению. Случается, ошибаюсь. Думаю, впечатляют не отдельные качества, а некое сложное сочетание. Его не разложишь на компоненты, но оно дает ощущение особого шарма. Моя третья жена Елена — это невероятное обаяние, роскошная фигура и огромное и тонкое чувство юмора. И при этом она не болтлива, совсем не «жена звезды» — это я о ее поведении, манерах. У Лены безукоризненный вкус, и она умеет высказать замечания без критики, деликатно и верно. И у нас полное совпадение во всем: в творческих делах, в бытовых вопросах, в отношении к чему бы то ни было. Полностью доверяю ее мнению. Над всем, что она высказывает, стоит задуматься. И ее оценки, тонкие советы никогда не ориентированы на деньги, наоборот, большие деньги могут насторожить.

В прежних семьях такого взаимопонимания не было?
В моей второй семье не было детей, и это была декларация: Марина детей не хотела, потому что ее подруга умерла в родах. Не могу сказать, чтобы это меня угнетало, Марина была человеком интересным, самодостаточным. Просто я полюбил другую женщину. Познакомились мы с Еленой по делу, их фирма спонсировала «Городок». Хотя она мне сразу понравилась, мы долго не переступали деловых отношений. Лена была замужем, а у меня к браку отношение все-таки патриархальное, почти религиозное: не мог опять стать причиной его развала…

И оказалось, ничего страшного?..
А вот по этому поводу в нашей семье есть байка. Я был уже десятиклассником, но за девочками, даже которые нравились, не ухаживал. И мой товарищ Олег, уже студент, решил меня расшевелить, с кем-нибудь свести. Привел на вечеринку. Танцы, музыка модная заграничная, а я что-то не завожусь. Тогда Олег объявил белый танец. Меня пригласила самая некрасивая девочка, а после танца проводила на место и сказала, сильно шепелявя: «Ну фот, и нифего фтрафного!» С тех пор в нашей семье «ничего страшного» повторяется с особым смыслом (смеется).

Интересная у вас семейная арифметика: в вашем третьем браке — три дочери, хотя ваша — только младшая, Катя…
А вот это не совсем верно. Все три — мои дочери, а их мама — моя любимая женщина. Ксении было около семи, когда она стала моей дочкой, сейчас ей уже двадцать четыре. А у Насти есть отец, с которым она общается, и я это уважаю и всеми силами это поддерживаю. Считаю, ей сильно повезло: не у каждого бывает сразу два любящих отца. Потому что мы друг друга очень любим. Ну а Катя — наш с Леной общий желанный ребенок, ей сейчас одиннадцать.

Вы ведь при родах присутствовали?
А как же иначе? Это было очень важно для меня, и я должен был находиться рядом с человеком, которому это давалось, мягко говоря, сложнее, чем мне. Сразу со съемок помчался в роддом, раздобыл там наряд хирурга и, пока шел в операционную, дал несколько советов роженицам, которые приняли меня за врача. Пригодилось, что сын гинеколога. Потому и никакого ужаса не испытывал. Правда, стоял в родовой не у кресла, а у окошка…

С дочками у вас полное взаимопонимание?
Дочери у меня замечательные, за все годы существования нашей семьи ни от одной ни разу не слышал слова «Купи!». Даже в варианте «если будет такая возможность». Даже когда что-то предлагаю, слышу: «У меня все есть».

Юрий Стоянов и Илья Олейников

Как вы познакомились с Ильей Олейниковым? Кто из вас кого нашел — вы Илью или он вас?
Оба были в поиске, но Илья — в более активном. Он просто не мог без партнера, так и говорил: «Мне одному на сцене делать нечего». Если я был в поиске формата всей своей жизни, то он целенаправленно искал именно партнера. Самая первая наша встреча была мимолетной, на каком-то сборном праздничном концерте в Питере, куда Илья явился порядком усталый.

В гримерке мы с ним перекинулись парой анекдотов, он меня спросил: «Правда ли, говорят, ты сын Стржельчика?». На что я ответил: «Неправда, я сын Николая Второго». А я просто хорошо Стржельчика пародировал и даже был на него похож. Посмеялись и разошлись. Спустя время встретились с Ильей на съемках фильма «в сумасшедшем доме», лежали на сосед- I них кроватях, я был, кажется, Александ- I ром Вторым. Подружились, даже семьями І встречались, но о партнерстве больше го- I да и речи не было: Илья был очень занят, постоянно уезжал на гастроли, а я занимался новыми семейными проблемами.

И что же вас объединило?
О-о! «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…» Рассказать это невозможно. Ведь мы с Ильей абсолютно разные люди, противоположности, но в самых важных вещах соприкасались, думали не то чтобы одинаково, но схоже. У меня не было братьев, и я рано уехал из семьи, в 16 лет, а Илья был старше, опытнее, многое мне позволял, в каком-то смысле опекал. Нас объединяли его невероятная терпимость и мое невероятное желание и умение работать. Оба истосковались по возможности проявить себя, по-настоящему резвиться и баловаться… Однако, если бы этот феномен можно было точно сформулировать, таких органичных пар возникало бы великое множество каждый день. Я же после ухода Ильи понимаю, что больше не найду себе такого партнера. Знаю, нельзя говорить «никогда», и все же говорю. Потому что за этим стоят 25 лет общения с Ильей Олейниковым и 23 года жизни программы «Городок». И в возрождающемся «Городке» (а этого хотят зрители) вижу рядом с собой разве что много разных партнеров… Не стесняюсь похвалить себя (в конце концов, я что-то заслужил всей своей трудной жизнью), а главное, говорю не о себе, но о нашей паре, которую без ложной скромности считаю эталонной.

Трудно без него?
Боль не проходит, сердце и душа уязвимы. Но в чем-то такие утраты укрепляют. Хотя по штатному расписанию я руководитель программы «Городок», на деле она — воплощение партнерства. Творчески у нас был дуэт, а по-человечески я очень опирался на Илью, для меня было важно его мнение во всем, даже в очень личном. Такая настоящая прочная мужская опора, которую ничем не заменить. Меня спасла работа. Если бы ее не было, потребовались бы колоссальные усилия вернуться в нормальную жизнь.

А сейчас что вас тревожит?
Дела в Украине — заноза в сердце, ведь это моя родина, мама в Одессе, друзья… Многое волнует как отца, у меня же три девочки, со всеми теми вызовами, что к ним предъявляет время. Значит, я должен долго жить, потому что в ответе за дочерей. Волнуют профессиональные перспективы, потому что я занят в красивых проектах. Впереди новый «Городок». И он будет, и я за это тоже отвечаю сам, потому что больше нет Илюши.

У вас есть жизненный девиз? Девиза нет, но… (Задумывается.) Всегда помню слова Чехова. На вопрос «Кто прав?» — ответил: «Кто искренен, тот и прав».

Оставить комментарий